Set welcome title

Set welcome message

Announcement Title

  • Your first announcement to every user on the forum.

Обсуждение Клад

Pixe2020

Premium
Premium
Сообщения
29 151
Реакции
3
Баллы
38
Токен
0
Друзья смеялись над моими выходками, говоря, что, будь я рыцарем, мне подошёл бы девиз «Слабоумие и отвага». А всё из-за неуёмной страсти к приключениям. И ведь не маленький уже был, понимал, что эти «приключения», в которые я постоянно влипал, всегда выходили мне боком, и не только им одним. Вот недавно сломал руку, устроив гонки на велике за показавшимся подозрительным автомобилем. Возомнил себя сыщиком, дурак…



Просто находиться дома со старой бабушкой Маней с каждым днём становилось всё тяжелее. С тех пор как в нашем городке закрылась фабрика, кормившая практически всех, и родители в поисках заработка отправились в соседнюю область, мне приходилось присматривать за престарелой бабулей. А это было нелегко, вот я и проводил всё свободное время на улице. Лето же. Каникулы…



Конечно, я обожал свою бабушку и много лет подряд гостил у неё в деревне. Так было раньше, но за этот год она сильно сдала, и мама привезла её к нам в дом. Раньше такая весёлая и говорливая, она очень изменилась ― похудевшая, с запавшими печальными глазами, словно тень бродила по дому и почти не разговаривала, думая о чём-то своём.



Я сам готовил еду и убирался. Баба Маня смотрела на меня с грустью и качала головой, так что было непонятно, нравится ей это или нет. Мама решила, что месяц без неё мы вполне справимся сами, и уехала к отцу, донимая меня бесконечными звонками ― всё ли у нас в порядке. И поначалу так оно и было, но потом с бабулей стало что-то происходить, и это создавало мне кучу проблем.



Началось с того, что однажды, собравшись в магазин, я не нашёл деньги в старой шкатулке, где они всегда лежали. Не на шутку перепугавшись, перевернул всю комнату, но их нигде не было. С улицы вернулась бабушка ― в хорошую погоду она обычно сидела у подъезда на лавочке, и вдруг спросила меня ворчливым голосом:



― Саня, ты что за погром тут устроил?



― Баба Маня, пока меня не было, в дом никто не заходил? Деньги пропали, в магазин за хлебом не с чем идти…



― Кто сюда придёт? Проклятое место. Это я деньги переложила, нехорошо их на виду держать.



Я облегчённо выдохнул:



― Ладно, согласен. Показывай, где у нас с тобой теперь будет «банк».



Она посмотрела на меня как-то странно, явно смущаясь:



― Я забыла, не могу вспомнить. Всё время пытаюсь ― не получается, прости…



Это был удар. Ну, понятно, бабушка ― старая, память у неё плохая, но мне-то что делать? Это были все наши деньги на месяц. Ничего не говоря, я продолжил обыск. Где только не смотрел ― и под матрасами, и в банках с крупой. Пусто. Можно, конечно, немного занять у ребят ― на хлеб бы нам хватило, и картошка ещё оставалась. А дальше?



Чтобы не разораться на бабушку, выскочил за дверь и чуть не поскользнулся на коврике. Он отъехал в сторону, и под ним нашёлся конверт с деньгами. Ну, бабуля, сильна, ни за что бы не догадался… Потихоньку спрятал деньги в школьный рюкзак, сказав, что нашёл пропажу. Думал, она обрадуется, но баба Маня опять о чём-то задумалась и даже мне не ответила.



До вечера проболтался на улице, не хотелось идти домой ― боялся, что бабушка выкинет ещё какой-нибудь номер. Она с виноватым видом ждала возвращения внука, и мне стало стыдно. Приготовив нехитрый ужин, позвал её за стол, вот тут-то она меня и огорошила:



― Намучился ты со мной, Саня. Не думай, не такая я уж и бестолковая, просто память подводит. Обещаю, больше не буду ничего трогать и перекладывать.



― Да ладно тебе, баба Маня, забудь. Я деньги нашёл, всё в порядке, ― бормотал, смутившись, вспоминая, как всё утро злился, ругая её.



Она помолчала и начала странный разговор:



― Деньги вам не помешают, правда? Фабрику закрыли, я знаю…



― Ты о чём, бабуль? ― пробубнил, пытаясь прожевать недоваренную скользкую картошку.



― Не хотела рассказывать, но, видно, придётся. Клад в доме спрятан, не знаю точно где, но он есть. Ещё мой муж, покойный Фёдор, его искал. Мы ведь раньше с ним здесь жили, твоя мама тогда ещё не родилась. Этот дом принадлежал купцу первой гильдии, деньги у него водились, и немалые. А когда в гражданскую войну он сбежал за границу, то шкатулку с драгоценностями оставил в доме. В тайнике.



Баба Маня помолчала, взяла ломоть хлеба, размочив его в стакане чая, и начала понемногу есть.



Я ждал продолжения рассказа, но она снова задумалась.



― Бабушка, а дальше-то что? Клад искали, но, как понимаю, так и не нашли? Если его до сих пор не откопали, может, тут и нет ничего, ― вздохнул я.



И тут она меня поразила ― с размаху стукнула сухеньким кулачком по столу, рявкнув:



― Говорю ― есть клад, твой дедушка был в этом уверен. И потом, после своей смерти, приходил ко мне во сне и показывал место, где спрятана шкатулка с драгоценностями…



Помидор выскользнул из моей руки, покатившись по полу, а когда я его поднял и вымыл, снова спросил:



― Ну раз ты точно знаешь место ― говори, завтра же и начнём поиски.



Баба Маня удивлённо на меня посмотрела:



― Какие поиски? Чего искать–то будем?



Я вспыхнул, с трудом сдерживаясь, чтобы не разораться:



― Сама же сказала, что знаешь, где в доме спрятан клад.



Тут она схватила деревянную ложку, которую любила больше других, и заехала ею мне по лбу:



― Глупый ребёнок! И чем у тебя только голова забита. Какой клад, что ты выдумываешь? Вот приедет мама, я ей пожалуюсь, что к экзаменам не готовишься, целыми днями по улице шныряешь…



И она замолчала, надувшись на меня, словно я её чем-то обидел. Значит, опять забыла, а я-то, дурак, губы раскатал ― бабкиным бредням поверил. И какие экзамены? До них ещё целый год. Точно, с ума бабушка сходит. Неужели и я, когда состарюсь, стану таким же?



Приуныв от таких мыслей, молча мыл посуду, пока баба Маня дремала перед включённым телевизором. И когда она вдруг медленно сползла со стула на пол, не сразу сообразил, что происходит страшное…



Мы похоронили бабушку, и родители снова уехали ― о том, чтобы бросить работу, не было и речи. Соседка обещала за мной присматривать, но я в этом не нуждался, и мама это знала. Она всегда говорила:



― Ты у меня такой ответственный, Сашенька, на тебя можно положиться.



Я привык оставаться дома в одиночестве, но смерть бабушки сильно меня потрясла. Проводив родителей, долго ворочался с боку на бок, не в силах заснуть, а задремал лишь под утро. Сон был какой-то смутный: вокруг мелькали тени людей, они суетились и что-то кричали. Потом появилась девушка с русой косой, рядом с ней стоял симпатичный темноволосый парень.



Он протянул девушке шкатулку:



― Спрячь, Варенька. Родители увозят меня за границу, но я обязательно за тобой вернусь. Здесь часть наших драгоценностей, продашь, когда захочешь. И тебе, и будущему сыночку они нужнее, чем мне, ― он нежно погладил её живот, ― обязательно вернусь за вами. Ты жди, любовь моя…



Картинка изменилась: я увидел этого парнишку на пароходе, уходящем в спокойное море. И, следом за этим, внезапный сильный шторм, накренивший судно, медленно скрывающееся в глубине тёмных вод…



Это было страшно, и, кажется, я кричал во сне. Мне чудилось, что это я лежу в каюте, придавленный к полу чемоданами, и вода захлёстывает лицо, попадая в горло, не давая вздохнуть…



Девушка с растрёпанной косой бежала, держа под мышкой замотанную в клетчатый платок шкатулку. Она остановилась у нашего дома, оглядываясь по сторонам, нерешительно подошла к дереву и выгребла осенние листья из небольшого дупла. Засунув в него шкатулку, засыпала её сверху листвой и сломанными ветками и быстро куда-то ушла.



Я смотрел на это невысокое, крепкое дерево и узнавал его. Оно стояло как раз под нашими окнами, только теперь очень выросло, доставая кроной до крыши двухэтажного дома. Попытался проснуться, но что-то или кто-то не давал мне этого сделать. Потом появилась бабушка ― она улыбнулась и, кивнув на дерево, помахала на прощание рукой.



Проснулся в холодном поту:



― Бабушка Маня, не уходи, останься… Не хочу, чтобы тебя не было, ― я плакал, не стыдясь слёз, и от этого становилось легче.



За окном загорался рассвет. Я встал и подошёл к окну, распахнув его створки ― ветви большого дуба упирались прямо в наши окна. Отец каждый год пытался его спилить, но мы с мамой не давали ― нам почему-то нравилось, что оно рядом, словно это и не дерево вовсе, а кто-то очень близкий и дорогой. И его нельзя обижать, а, тем более, убивать…



Больше бабушка ко мне во сне не приходила. Я дождался возвращения родителей и рассказал им о своём удивительном сне. Мы нашли клад, спрятанный, видимо, моей дальней родственницей. Все ребята в округе сходили с ума от зависти, а мне почему-то было совсем невесело ― я вспоминал юношу, утонувшего вместе с пароходом в бушующем море, и девушку, наверняка ждавшую его всю жизнь…
 
Верх